Долги ООО: кто несет ответственность? — Бухонлайн

Ответственность участников ООО

Бизнесмены нередко задаются вопросами: кто отвечает по долгам ООО? Могут ли долги ООО быть взысканы с его участников — физических лиц? Ответы на эти вопросы вряд ли обрадуют недобросовестных коммерсантов. Да, участники организации могут быть привлечены к оплате ее долгов рамках трех процедур. Первая из них предусмотрена гражданским, а вторая — налоговым законодательством.

Второй момент

К подобному виду ответственности можно прибегать, только если исчерпаны или объективно невозможны иные механизмы взыскания налоговой недоимки организации, если она:

  • по данным ЕГРЮЛ прекратила свою деятельность;
  • фактически является недействующей, в связи с чем взыскания с нее невозможны;
  • служила лишь «прикрытием» для действий контролирующего её физического лица.

Иными словами, другой возможности восполнить потери бюджета нет.

С первым пунктом все однозначно.

Вполне объективные и привычные обстоятельства как:

  • возвращение исполнительного листа в связи с невозможностью его исполнения;
  • прекращение производства по делу о банкротстве или возврат заявления о признании компании банкротом в связи с отсутствием средств для финансирования процедуры. [3-Письмо ФНС РФ от 9 января 2018 г. №СА-4-18/45@]

Так и специфичные, связанные с признаками нежизнеспособности проверенного налогоплательщика:

  • наличие у компании признаков недействующего юридического лица (в соответствии с положениями п. 1 ст. 21.1 ФЗ «О гос.регистрации юридических лиц…»), в том числе до окончания процедуры исключения компании из ЕГРЮЛ
  • наличие в ЕГРЮЛ сведений, в отношении которых внесена запись об их недостоверности.

Долги ООО: кто несет ответственность? — Бухонлайн

Есть и вовсе интересные:

  • наличие иных данных, полученных по итогу анализа финансово-хозяйственного состояния организации, о невозможности уплаты недоимки. При этом такой анализ может быть проведен как арбитражным управляющим, экспертом, так и (внимание!) самим налоговым органом;
  • отсутствие у налогового органа оснований и/или возможности для взыскания недоимки с иных лиц, в том числе когда основания есть, а активов у этих лиц нет.

При этом, согласно позиции КС РФ, если судом установлено, что юридическое лицо служит лишь «прикрытием» для действий контролирующего его физического лица (т.е. фактически не является самостоятельным участником экономической деятельности), обратиться с иском о возмещении вреда можно еще до наступления перечисленных объективных признаков невозможности исполнения компанией своих налоговых обязательств.

Таким образом, налоговый орган должен доказать, что иной возможности взыскать доначисленные суммы нет. В свою очередь, привлекаемое к ответственности лицо должно доказывать суду, что, наоборот, такая возможность есть, и долги можно погасить альтернативным способом, в том числе взыскав их с иных лиц, причастных к уклонению.

В качестве успешных для должников обстоятельств можно привести следующие:

  • ИФНС не предпринимались меры ко взысканию с правопреемника4; [4-Постановление Тверского областного суда от 12 февраля 2018 г. по делу № 2-327/2017]
  • процедура банкротства компании-налогоплательщика не окончена;5 [5-Решение Таганрогского городского суда от 27 февраля 2018 г. по делу № 2-1245/2018]
  • к ответственности по долгам организации уже привлечена иная компания в порядке ст. 45 НК РФ6. Речь в большинстве случаев идет о компаниях-двойниках, зарегистрированных на смену налогоплательщику-должнику; [6-Решение Щекинского районного суда от 2 февраля 2018 г. по делу № 2-20/2018]
  • действующая компания-должник постепенно погашает недоимку и владеет имуществом, превышающем по стоимости оставшийся долг7. [7-Решение Пролетарского районного суда г. Тулы от 27 декабря 2017 г. по делу № 2-1868/2017]

Взыскать можно налог и пени. А штраф нельзя? 

Взыскать с гражданина в данном порядке можно только сумму налога и пени. Штрафы как меру ответственности юридического лица взыскивать в таком порядке нельзя. Однако, по мнению ФНС РФ, неуплаченную компанией сумму штрафа в конечном счете все равно можно взыскать с контролирующего организацию лица подав, например, иск о возмещении ущерба, причиненного им самой компании, в соответствии с положениями статьи 61.20 ФЗ «О банкротстве…» (п. 2 указанного письма ФНС РФ). То есть, нельзя в одной процедуре, но вполне можно в другой.

Поэтому, возвращаясь к вопросу возможности освобождения от уголовной ответственности при погашении недоимки, пени и штрафов, в то время как в рассматриваемой процедуре взыскать штрафы нельзя, опять же приходим к выводу, что, скорее всего, все доначисления в конечном итоге все равно будут предъявлены конкретным физическим лицам и в полном объеме.

О соразмерности ответственности масштабу нарушения. 

КС РФ отмечает возможность уменьшения размера вреда с учетом имущественного положения привлекаемого к ответственности гражданина, степени его вины, характера уголовного наказания и иных существенных обстоятельств, имеющих значение для разрешения конкретного дела. Таким образом, суд может снизить величину взыскиваемой с виновного лица компенсации ущерба.

Инспекция же в целях недопущения уменьшения размера ответственности будет указывать на факты, доказывающие наличие и величину выгоды виновного лица (изменение его материального состояния, наличие существенных расходов, активов, присутствие в действиях иной личной заинтересованности и т.п.).

Говоря о соотношении размеров деяния и наказания, ФНС РФ отмечает еще два любопытных факта:

  • если наказание за налоговое преступление для данного физического лица не связано с лишением свободы, то инспекциям надлежит отстаивать максимальный размер взыскиваемой недоимки;
  • при этом снижение размера ответственности пропорционально степени вины ответчика возможно только при наличии других виновных лиц. Если же ответчик один и доказан умысел в его действиях, то, опять же, вопрос о снижении размера ответственности для налоговых органов является недопустимым. 

Уголовная ответственность за налоговые преступления

Как известно из ГК РФ и, например, Закона об ООО, руководитель обязан возместить компании убытки, причиненные его неразумным или недобросовестным поведением. Об этом говорил еще ВАС РФ и судебной практики на этот счет немало, но она продолжает пополнятся примерами «ошибок» руководства, которые ему дорого обходятся.

Так, АС Северо-Западного округа рассмотрел ситуацию, когда гендиректор ООО заключил с подрядчиком договор на разработку некоей концепции строительства ТЭЦ. Обошлась эта концепция в 20 млн руб., но, как выяснилось, была обществу абсолютно не нужна и не соответствовала проекту строительства, который на тот момент уже делал другой подрядчик.

Кроме того, ООО оплатило работу до того, как она была сдана, а результат противоречил договоренностям. Привлечение бесполезного подрядчика суды расценили как недобросовестное поведение руководителя. Его не спасло даже то, что сделку одобрило общее собрание участников (это, кстати, распространенная практика).

Долги ООО: кто несет ответственность? — Бухонлайн

Документ: Постановление АС Северо-Западного округа от 05.12.2017 по делу N А56-62473/2014

Удовлетворяя заявленные требования, суд первой инстанции в определении от 22.06.2016 по делу N А50-5458/2015 указал, что на 23.07.2010 должник обладал признаками банкротства и у его руководителя именно с этой даты возникла обязанность по обращению с заявлением о признании должника банкротом, чего сделано не было, что повлекло за собой увеличение кредиторской задолженности.

Постановлением Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 08.09.2016, оставленным без изменения постановлением суда округа от 29.11.2016, определение суда первой инстанции отменено, в удовлетворении заявленного требования отказано со ссылкой на то, что в силу сложившейся судебной практики в период, когда у бывшего руководителя должника возникла обязанность по обращению в арбитражный суд с заявлением о признании должника банкротом, наличие задолженности по страховым взносам на обязательное пенсионное страхование не являлось основанием для возбуждения дела о банкротстве.

Суды указали, что конкурсным управляющим не приведено доказательств, свидетельствующих о том, что по состоянию на 23.07.2010 должник, имея спорную задолженность по страховым взносам, прекратил исполнение денежных обязательств перед иными кредиторами ввиду недостаточности имущества (либо о том, что удовлетворение требований одного или нескольких кредиторов влекло невозможность исполнения должником денежных обязательств перед другими кредиторами), а также не осуществлял ведение хозяйственной деятельности.

Кроме того, суд округа дополнительно указал на то, что само по себе наличие у должника формальных признаков банкротства в любом случае не является достаточным свидетельством возникновения обязанности по обращению в суд с заявлением о банкротстве.

Отменяя судебные акты нижестоящих инстанций при рассмотрении кассационной жалобы уполномоченного органа и направляя спор на новое рассмотрение, Верховный Суд Российской Федерации в определении от 20.07.2017 N 309-ЭС17-1801 изложил следующие правовые позиции:- если руководитель должника докажет, что само по себе возникновение признаков неплатежеспособности либо обстоятельств, названных в абзацах пятом, седьмом пункта 1 статьи 9 Закона о банкротстве, не свидетельствовало об объективном банкротстве (критическом моменте, в который должник из-за снижения стоимости чистых активов стал неспособен в полном объеме удовлетворить требования кредиторов, в том числе по уплате обязательных платежей) и руководитель, несмотря на временные финансовые затруднения, добросовестно рассчитывал на их преодоление в разумный срок, приложил максимальные усилия для достижения такого результата, выполняя экономически обоснованный план, такой руководитель с учетом общеправовых принципов юридической ответственности (в том числе предполагающих по общему правилу наличие вины) освобождается от субсидиарной ответственности на тот период, пока выполнение его плана являлось разумным;

— не является экономически обоснованным план выхода из кризиса, при котором за период с даты возникновения признаков банкротства по день введения первой процедуры банкротства задолженность перед бюджетом многократно возросла;- для определения признаков неплатежеспособности или недостаточности имущества правовое значение имеет совокупный объем возникших долговых обязательств, а не их структура.

Конституционный суд признал правомерным взыскание с граждан, привлекавшихся к ответственности за налоговые преступления, неисполненной компанией налоговой недоимки.

Долги ООО: кто несет ответственность? — Бухонлайн

Конституционный суд разрешил взыскивать непогашенную компанией недоимку по налогам с работников компании и иных лиц, чьи противоправные действия привели к непоступлению налогов в бюджет. Нельзя взыскивать лишь наложенные на компанию штрафы за неуплату налогов. При этом взыскать с физических лиц причиненный государству ущерб можно в случае, если сама компания недоимку не погасила и ликвидирована.

Такое ограничение не действует, если компания служит лишь «прикрытием» для действий контролирующего ее физического лица. Одновременно суд при определении размера возмещения вреда физическим лицом вправе учесть его имущественное положение, степень вины, характер уголовного наказания, а также иные существенные обстоятельства.

Согласно ст. 56 ГК РФ, учредитель (участник) юридического лица или собственник его имущества не отвечает по обязательствам юридического лица, а юридическое лицо не отвечает по обязательствам учредителя (участника) или собственника. Но это общее правило, из которого предусмотрены исключения.

Одним из них является случай банкротства компании, к которому привели действия и решения лиц, которые имеют право давать обязательные для общества указания либо иным образом имеют возможность определять его действия (п. 3 ст. 3 Федерального закона от 08.02.98 № 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью»).

А если мы заглянем в закон о банкротстве (Федеральный закон от 26.10.02 № 127-ФЗ), то увидим, что там эта ответственность расширена и распространяется не только на действующих участников, но и на тех, кто мог давать подобные обязательные указания в течение трех лет, предшествующих появлению признаков банкротства (п. 1 ст. 61.10 Закона).

Причем, как указывается в постановлении Президиума ВАС РФ от 06.11.12 № 9127/12, Гражданским кодексом и Законом о банкротстве установлены два различных вида ответственности. В частности, для взыскания задолженности компании с учредителей на основании Закона о банкротстве не нужно дожидаться собственно факта банкротства (т.е. вынесения арбитражным судом соответствующего решения).

Кроме того, в этом случае действует презумпция виновности. То есть, не налоговый орган должен доказать, что банкротство наступило в результате действий и решений участников, а последние должны доказать, что это не так. Причем, в ст. 61.11 Закона о банкротстве прямо приведены ситуации, когда предполагается, что расплатиться по долгам организация не может именно из-за действий контролирующих лиц.

Долги ООО: кто несет ответственность? — Бухонлайн

Например, если совершались сделки с активами на сумму, эквивалентную 20-25% общей балансовой стоимости имущества организации или меньшую, если это привело к невозможности осуществлять нормальную хозяйственную деятельность (письмо ФНС России от 16.08.17 № СА-4-18/16148@). Или если утрачены либо неверно составлены документы бухучета (пп. 2 п. 2 ст. 61.11 Закона о банкротстве).

В случае же с ответственностью, предусмотренной статьей 56 ГК РФ, все чуть сложнее (п. 22 постановления Пленума ВС РФ и Пленума ВАС РФ от 01.07.1996 № 6/8). Тут должна прослеживаться причинно-следственная связь между указаниями или действиями каждого конкретного участника и фактом банкротства организации, доказать которую должны инициаторы иска о привлечении участников к ответственности. Необходим и сам факт банкротства организации, т.е. признание этого факта арбитражным судом, или добровольное объявление о несостоятельности.

Тем не менее, и тот, и другой путь взыскания долгов организации с ее участников, руководства и учредителей, как показывает практика, весьма распространены. Причем этими возможностями активно пользуются как управляющие, действующие в интересах кредиторов, так и налоговые органы при взыскании налогов с учредителей и руководителей компаний-банкротов (см.

, например, постановления ФАС Восточно-Сибирского округа от 07.05.14 № А19-15646/2012, АС Западно-Сибирского округа от 12.08.15 № Ф04-254/2007 и от 15.09.15 № Ф04-14477/2014, АС Поволжского округа от 26.02.15 № Ф06-20495/2013 (оставлено в силе определением ВС РФ от 05.05.15 № 306-ЭС15-4383), ФАС Западно-Сибирского округа от 29.07.

По общему правилу, каждый налогоплательщик обязан самостоятельно исполнять обязанности по уплате налога. Однако в НК РФ имеются положения, позволяющие взыскивать налоговую задолженность ООО не только с самого налогоплательщика, но и с иных лиц. Если первоначально в Кодексе речь шла только о взыскании налоговых долгов зависимых и дочерних обществ с материнских организаций, то впоследствии этот перечень сильно расширился.

будь то организация, предприниматель или простое физическое лицо. Более того, это могут быть не только российские лица, но и иностранцы, в т. ч. не являющиеся налоговыми резидентами РФ (п. 2 ст. 45, п. 2 ст. 11 НК РФ, письмо ФНС России от 19.12.16 № СА-4-7/24347@). А раз так, то никто не мешает налоговикам предъявить подобные требования и к участникам, учредителям или руководству компании, как физическим лицам. Поэтому давайте разбираться в каких случаях им могут быть предъявлены требования об уплате налоговых долгов.

Выводы

Если контролирующее компанию лицо привлечено к уголовной ответственности за неуплату налогов этой организацией (либо уголовное преследование прекращено по нереабилитирующим основаниям8), то сумма недоимки и пени (кроме штрафа) может быть взыскана с него в гражданско-правовом порядке в качестве ущерба, причиненного государству9.

При этом истец (налоговый орган или прокуратура) должен доказать, что иной возможности возместить этот ущерб нет, а ответчик, в свою очередь, может попытаться снизить размер своей ответственности.

Таким образом, принимая решение о добровольном погашении всех доначислений в целях исключения уголовной ответственности, альтернативой может стать наличие судимости, но получение отсрочки наступления имущественных потерь, сумма которых может быть ниже. Хотя угроза наказания в виде лишения свободы может стать весомым аргументом в выборе первого варианта действий.

[8-Апелляционное определение СК по гражданским делам Липецкого областного суда от 30 января 2017 г. по делу №33-199/2017] 

[9-Решение Сыктывкарского городского суда Республики Коми от от 27 февраля 2018 г. по делу № 2-5734/2017; Апелляционное определение СК по гражданским делам Московского городского суда от 20 июля 2018 г по делу № 33-26467/2018]

Таким образом, ошибка бухгалтера, а также иного консультанта, которая могла лишь способствовать возникновению условий для ненадлежащего исполнения организацией налоговых обязательств перед бюджетом, может, по мнению налоговых органов, позволить взыскать ущерб с этих физических лиц, даже если они не являются контролирующими должника лицами.

Да, это сложно и неприятно, но каждый сам выбирает, спорить с руководителем или весьма вероятно возмещать ущерб, причиненный бюджету.

Сроки давности

Долги ООО: кто несет ответственность? — Бухонлайн

Не действуют в данном случае и сроки давности взыскания недоимки, установленные ст. 47 НК РФ (постановления АС Северо-Западного округа от 21.09.15 № Ф07-7120/2015, АС Поволжского округа от 04.07.16 № Ф06-10110/2016). Правда, за кадром остается вопрос о том, сколько же времени есть у налоговиков для подобного взыскания «чужих» налогов.

На наш взгляд, в данном случае применимы выводы, сделанные в Постановлении Президиума ВАС РФ от 18.03.08 № 13084/07. Там сказано, что в силу универсальности воли законодателя, системного толкования и сравнительного анализа пп. 8 п. 1 ст. 23, пп. 1, 2 п. 3 ст. 44, п. 8 ст. 78, ч. 1 ст. 87, ст. 113 НК РФ окончательный срок для взыскания недоимки по налогам составляет три года с момента ее образования.

Продолжение детективной истории

20 апреля 2018 г. бухгалтер подала в суд апелляционную жалобу на решение Красноуфимского районного суда Свердловской области по делу № 2-1-300/2018 от 23.03.2018. Несмотря на то, что в иске инспекции отказано, и с резолютивной частью решения суда бухгалтер согласна, в мотивировочной части решения суда содержится ряд неправильных выводов, с которыми она категорически не согласна. Поэтому, чтобы не возникла преюдиция, принято решение просить апелляцию изменить мотивировочную часть судебного акта.

На вполне предсказуемое письмо ФНС от 09.01.2018 г. № СА-4-18/45@ «О направлении для использования в работе постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 08.12.2017 № 39-П».

Преступление и возмещение вреда

Обвинительных приговоров бухгалтеров в судебной практике не так уж и много. В большинстве случаев бухгалтер привлекается к уголовной ответственности вместе с руководителем, но чаще не привлекается вовсе. Например, в решении по делу 1-59/2017 от 05.04.2017 Ступинского городского суда МО был установлен умысел и директора и главного бухгалтера.

Также было доказано, что доступ к сведениям о финансово-хозяйственной деятельности компании имеют оба лица. Поэтому суд, установив предварительный сговор, привлек к уголовной ответственности и директора, и бухгалтера. Но чаще отвечает только руководитель, например, в апелляционном определении от 9 марта 2016 г.

Кроме руководителя и бухгалтера к уголовной ответственности могут привлечь любого сотрудника, вина которого будет установлена в ходе уголовного разбирательства. Если такое преступление совершенно лицом впервые, то есть шанс избежать уголовного наказания, при условии уплаты всех налоговых задолженностей организации с соответствующими суммами пеней и штрафов в бюджет РФ.

Важно помнить, что:

  1. Главный бухгалтер отвечает за ошибки подчиненных.

  2. Упущенную выгоду главный бухгалтер возмещать не должен.

  3. Выполнение распоряжения руководителя не освобождает от ответственности.

  4. Главный бухгалтер без подчиненных все равно главный бухгалтер.

  5. Уволившегося главного бухгалтера можно привлечь к ответственности.

  6. Кто исполняет функции главного бухгалтера, тот за них и отвечает (даже если должность называется финансовый директор, счетовод или вовсе специалист).

Нововведения норм права в 2017г. невольно присвоили главному бухгалтеру статус лица с повышенной ответственностью. Подводя итоги, хочется напомнить всем сотрудникам бухгалтерии, что незнание закона не освобождает от ответственности. Прежде чем пополнить штат сотрудников той или иной компании, убедитесь в ее добросовестности, работая, выполняйте только правомерные поручения руководства, и осуществляйте деятельность строго в рамках закона. Хороший бухгалтер стоит дорого, а плохой — еще дороже, не только для работодателя, но и для самого себя.

Долги ООО: кто несет ответственность? — Бухонлайн

Важно помнить, что:

  1. Главный бухгалтер отвечает за ошибки подчиненных.
  2. Упущенную выгоду главный бухгалтер возмещать не должен.
  3. Выполнение распоряжения руководителя не освобождает от ответственности.
  4. Главный бухгалтер без подчиненных все равно главный бухгалтер.
  5. Уволившегося главного бухгалтера можно привлечь к ответственности.
  6. Кто исполняет функции главного бухгалтера, тот за них и отвечает (даже если должность называется финансовый директор, счетовод или вовсе специалист).

Нововведения норм права в 2017 г. невольно присвоили главному бухгалтеру статус лица с повышенной ответственностью. Подводя итоги, хочется напомнить всем сотрудникам бухгалтерии, что незнание закона не освобождает от ответственности. Прежде чем пополнить штат сотрудников той или иной компании, убедитесь в ее добросовестности, работая, выполняйте только правомерные поручения руководства, и осуществляйте деятельность строго в рамках закона. Хороший бухгалтер стоит дорого, а плохой — еще дороже, не только для работодателя, но и для самого себя.

Материалы газеты «Прогрессивный бухгалтер», май 2018.

Диана Асатурян, юрист ООО «Первая ростовская налоговая консультация»

Поделитесь с друзьями в соц.сетях

По общему правилу, вред, причиненный преступлением, подлежит возмещению лицом, признанным виновным в совершении такого преступления. Также подобное взыскание возможно при прекращении уголовного преследования по нереабилитирующим основаниям (к примеру, по амнистии или в связи с истечением срока давности привлечения к уголовной ответственности).

Соответственно, в случае с налоговыми преступлениями вред — это сумма неуплаченного налога и начисленные на нее пени. Именно их можно взыскать с преступника. Примечательно, что порядок взыскания этих сумм регулируется нормами не уголовного, а гражданского права (ст. 1064 и 1068 ГК РФ). Взыскание происходит на основании решения суда, которое может быть вынесено по соответствующему иску, заявленному либо в рамках уголовного дела (ст. 54 УПК РФ), либо отдельно, уже после вынесения приговора или прекращения уголовного дела (пп. 14 п. 1 ст. 31 НК РФ).

В конце 2017 года о такой ответственности высказался Конституционный суд. Постановлением от 08.12.17 № 39-П высокий суд подтвердил правомерность взыскания налоговых платежей (недоимки и пеней), начисленных налогоплательщику-организации, с физических лиц, по вине которых эти платежи не попали в бюджет.

При этом судьи отдельно указали на то, что вред можно взыскать как при вынесении приговора судом, так и при прекращении дела на любой предыдущей стадии, если таковое произошло по нереабилитирующим основаниям. Также КС РФ обратил внимание на недопустимость взыскания с физлиц налоговых штрафов, начисленных организации в связи с неуплатой налогов, т.к. такие суммы, по мнению КС РФ, не относятся к категории «вред, причиненный преступлением».

268.jpg

Одновременно КС РФ сделал несколько важных уточнений, которые обязательно должны учитываться судами при рассмотрении исков налоговиков (или прокурора) о взыскании ущерба в виде неуплаченных налогов и пеней с виновных физических лиц.

Во-первых, такое взыскание возможно лишь при наличии доказательств окончательной невозможности исполнения соответствующих обязанностей самой организацией-налогоплательщиком. То есть сначала инспекторы (прокурор) должны попытаться взыскать неуплаченные суммы с организации. Только если это невозможно сделать по объективным причинам (ликвидация организации или фактическое прекращение деятельности, отсутствие имущества и т.п.), можно говорить о предъявлении иска к физическим лицам.

Во-вторых, предъявлять иски к фигурантам уголовного дела можно лишь после того, как предприняты попытки взыскания налоговой задолженности с контролирующих лиц в порядке, предусмотренном ГК и НК РФ (их мы детально описали выше).

Единственным исключением из этих двух правил является ситуация, когда установлено, что юридическое лицо служит лишь «прикрытием» для действий контролирующего его физического лица (т.е. фактически организация не является самостоятельным участником экономической деятельности). В таком случае вред, причиненный бюджету в связи с совершением преступления, можно взыскивать с виновного контролирующего физлица сразу, без установления факта невозможности исполнения юридическим лицом соответствующих налоговых обязательств самостоятельно.

В-третьих, Конституционный суд постановил обязательно учитывать размеры налоговых обязательств юрлица, вменяемых физическому лицу в рассматриваемом порядке. При этом судьи отметили, что целью в данном случае является не финансовое наказание физического лица, а возмещение ущерба бюджету. Поэтому суд, решая вопрос о взыскании ущерба, обязательно должен учитывать имущественное положение физического лица, в том числе — факт его личного обогащения в результате совершения преступления, степень вины и степень влияния на поведение организации, а также иные имеющие значение обстоятельства.

Проще говоря, величина ответственности за вред, причиненный единственным участником — генеральным директором, имеющим возможность полностью контролировать поведение компании, должна быть выше, чем, к примеру, у наемного менеджера, обязанного отчитываться перед учредителями либо предварительно согласовывать с ними свои действия.

В-четвертых, КС РФ высказал свою точку зрения в отношении доказывания вины при взыскании ущерба с лиц, уголовное преследование которых было прекращено по нереабилитирующим основаниям. Тут судьи указали, что материалы прекращенного уголовного дела для целей дальнейшего взыскания ущерба являются обычным письменным доказательством и никакого приоритета для суда не имеют.

Поэтому суд, рассматривающий иск о взыскании ущерба, ни в коей мере не связан решением о прекращении уголовного дела в части установленности состава гражданского правонарушения. Поэтому в таком случае суд обязан произвести всестороннее и полное исследование всех имеющихся доказательств по делу и дать им оценку. То есть, в этом случае мы, по сути, имеем дело с обычным гражданским процессом.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Бухгалтерия и учет
Adblock detector